После двухнедельного перерыва в Киевском районном суде Одессы состоялось очередное заседание по делу директора лагеря «Виктория» Петроса Саркисяна.

 

Поскольку началось оно с опозданием, времени хватило лишь на допрос бывшего следователя полиции, передает "Пушкинская". Сегодняшнее заседание Киевского районного суда Одессы, где слушают дело директора трагически известного лагеря «Виктория», началось с часовым опозданием. Поэтому до момента, когда прокурор Оксана Моско попросила отложить слушания, суд только и успел, что допросить бывшего следователя Киевского отдела полиции Анастасию Позняк. Она принимала участие в осмотре сгоревшего корпуса через три дня после пожара - 18 сентября 2018 года. Согласно акту осмотра, именно тогда на месте, где была комната худрука танцевального коллектива «Адель» Татьяны Егоровой и нашли фрагмент кипятильника.  О допросе Позняк ходатайствовал адвокат потерпевших Николай Стоянов. Он не раз ставил под сомнение обоснованность как самой версии возгорания от забытого Егоровой кипятильника, так и обстоятельства, при которых он был найден после пожара. В августе Николай Стоянов просил суд признать недопустимым доказательством экспертизу, установившую, что наиболее вероятной причиной пожара стал как раз кипятильник. Подобную позицию адвоката критикуют как родители погибших детей, так и сторона защиты Петроса Саркисяна. Последние изначально «давили» на версию возгорания от кипятильника. По их мнению, она доказывает невиновность директора лагеря в нарушении правил пожарной безопасности. Сегодня Стоянова вновь интересовали фактические обстоятельства, при которых через три дня после пожара нашли фрагмент кипятильника. Однако работавшая следователем в 2016-2018 годах следователем Анастасия Позняк пролить свет на этот вопрос не смогла. Она заявила, что практически ничего не помнит. Чтобы освежить Позняк память судья Виктор Чаплицкий даже сходил за составленным экс-следователем актом осмотра пожарища в «Виктории».  Из него следовало, что осмотр 18 сентября 2018 года кроме Позняк проводил еще один следователь, уже допрошенный судом, понятые, замдиректора лагеря Татьяна Ланина и сотрудник ГСЧС Алексей Панкратов. При этом, кто именно, в какой момент и где нашел кипятильник, по словам экс-следователя, она не помнит. Как не помнит, кто постановил провести осмотр и какими инструментами при осмотре пользовались. Позняк посоветовала Стоянову читать акт - как в нем написано, так и было, а добавить ей сейчас уже нечего.  После заседания суда адвокат заявил, что следователи Киевского отдела полиции, расследовавшие пожар в «Виктории», обладают исключительной забывчивостью.  «Кипятильник - одно из ключевых вещественных доказательств. К сожалению, следователи, особенно из Киевского райотдела, обладают исключительной забывчивостью, даже имея перед глазами протокол осмотра. Это не просто забывчивость, это непрофессионализм. Каждый должен дать самому себе ответ на вопрос: если по такому делу следствие проводят так халатно, то что происходит по другим делам?» - заявил Стоянов. Вместе с тем, родители погибших детей считают, что, пытаясь опровергнуть версию возгорания от кипятильника, Николай Стоянов пытается защитить уехавшую за пределы Украины Татьяну Егорову. Как заявил сегодня Алексей Мазур, отец погибшей Сони, адвокат лишь де-юре защищает потерпевших детей, а де-факто пытается защищать Егорову. По словам Мазура, родители погибших детей сделали со своей стороны все, что могли сделать в рамках закона. В то же время Стоянов, считает он, лишь пытается развалить все дело, «ставя палки в колеса». Сам адвокат эти обвинения отрицает.  Не обошлось и без резких высказываний. Алексей Мазур назвал Николая Стоянова «киваловской шавкой», намекая, что последний может действовать в интересах городских чиновников. Ведь последняя экспертиза, по словам Мазура, установила не только наиболее вероятную причину возгорания, но и многочисленные нарушения при проектировании и строительстве деревянных корпусов лагеря.       Отметим, что интересы признанных потерпевшими детей и родителей погибших детей в суде представляют разные адвокаты. Интересы первых защищает Николай Стоянов, а вторых - Оксана Муравская.  Напомним, 15 сентября 2017 года в лагере «Виктория» произошел пожар, в результате которого погибли три девочки - воспитанницы танцевального коллектива «Адель». Подозрение по этому делу получили директор лагеря Петрос Саркисян, инспектор ГСЧС Леонид Бондарь, который проводил проверки на территории учреждения, бывший начальник Киевского райотдела ГСЧС Валерий Дьяченко, экс-заммэра города Зинаида Цвиринько и директор субподрядной организации, занимавшейся строительством и противопожарной обработкой деревянных корпусов «Виктории», Станислав Чернышов. Старшего воспитателя лагеря Наталью Цокур (Янчик) признали виновной.